Добрые сказки Леонида Колосова
Get Adobe Flash player

Добрые сказки Леонида Колосова

О добром Кощее Бессмертном, о лучшем городе на Земле и о том, как в творчестве Леонида Колосова появились "космические грибы" -  в очередном интервью художника.

"Кощей Бессмертный у меня на пяльцах вязал"

- Леонид, Вы сказки с детства любите?

-Да, мы все воспитывались на сказках, все их любим. Даже христианские батюшки, которые говорят, что в сказках сплошное язычество, точно так же росли и воспитывались на сказках. Никуда от этого не денешься. Домовые, лешие и прочие существа - все это живет в лесах, в наших домах. Они ведь есть на самом деле. Хорошо, что мы с ними редко пересекаемся, а то бы сошли с ума (смеется).

"Лесоша"- А древнеславянскую мифологию специально изучали?

- Нет, специально не изучал. Хотя, конечно, книги на эту тему читаю. Но я не рисую конкретные мифологические сюжеты. Ведь если читать и то же самое рисовать – то это просто книжная иллюстрация. Я когда-то оформлял книги, делал иллюстрации - давно, еще в 90-е годы. Но это все уже в прошлом. Хочется творчества, своих необычных выдумок, фантазий. А рисовать строго по тексту – это скучно, лично для меня, по крайней мере.

- То есть, сюжеты ваших картин - это вариации на тему древнеславянской мифологии?

-Да, можно так сказать. Для меня главное – чтобы это было что-то доброе, нежное. Другого я, в общем-то, и не рисую. Ножи, лужи крови, чудовища, кощеи - мне все это не интересно. Первый Кощей Бессмертный, кстати, у меня был, необычный – добрый такой, хороший, толстый, на пяльцах вязал. К сожалению, не осталось ни самой картины, ни фотографии. Картину я подарил. А с фотографией тогда было сложно, и не получилось запечатлеть.

-Но сказки же бывают страшными…

- Ну, на самом деле и добро, и зло – все это есть, все живет, иначе может быть. Бесконечная борьба идет – добра со злом, зла с добром. Побеждает, наверно, все-таки больше зло, оно сильнее, хитрее. Мне больше по душе изображать что-то светлое. Негатива в мире и так хватает.

 

От "Памятки грибника" - к "космическим" грибам

- А как возникла грибная тема? Она очень необычна. Рисуют всё, что угодно – цветы, фрукты… А изображения грибов на картинах мне, например, видеть ещё не приходилось.

- Грибная тема возникла совершенно случайно. Году в 90-м меня попросили сделать иллюстрации для книжки "Памятка грибника". До этого я занимался только графикой, гравюрой, офортом, и довольно серьезно, уже были выставки за рубежом. А вот в живописи я никак не мог себя найти. И тут мне дали эту "Памятку грибника". Я начал рисовать, рисовал месяц-два, и вдруг у меня пошли такие фантазии! От меня требовалось просто нарисовать грибы, чтобы человек мог разобраться: это – мухомор, это - подберезовик. То есть сухой справочник, где все четко и ясно. А у меня понеслось! Вдруг что-то открылось, видимо, створочка какая-то внутри… Я и сам был удивлен. И когда я сделал эту "Памятку" и принес заказчику, он говорит: "Вроде все грибы похожи, можно определить, где какой, но они какие-то не наши, не земные".

"Странники пустыни"А у меня уже пошел процесс, мне уже было все равно. И я сел за холсты, меня словно прорвало, я день и ночь рисовал эти фантастические грибы и не мог остановиться. Знакомые художники, когда приходили ко мне в мастерскую, шутили, что я продовольственную программу делаю, или просто пальцем у виска крутили. Никто не понимал, откуда это возникло, да я и сам не понимал. Но это было великое счастье – когда ты настолько соединяешься с живописью, тебя как будто уносит куда-то. Я дрожал, когда новый гриб начинал рисовать – каких-нибудь подберезовиков или мухоморов, идущих по пустыне. Они у меня все одушевленные. Я был так счастлив, даже объяснить это не могу!

Три года я писал их, и потом решил выставить. Тихо, скромно так выставил, и после этого как началось! Ко мне каждый месяц стали приезжать телевизионщики, журналисты, по 20-30 минут передачи делали.

После этих нескольких лет фантазии на тему грибов закончились – невозможно же постоянно на одну и ту же тему писать. Мне уже стало неинтересно. Начались новые темы – сказки, фантазии на тему нашей природы, лесных жителей, Баба-Ёжки, кощеи.

- Как в вас сочетается вера в существование домовых и всяких потусторонних существ с тем, что вы крещенный, а христианство все это отвергает и считает язычеством?

- Очень просто. Расскажу вам один случай. Как-то я попал в лес, это был заповедник в Костромской области, в году 1996-97-м. А там когда сидишь, пишешь – ощущение страшное, мурашки по коже, как будто кто-то наблюдает за тобой. Кто – неясно. Но чувствуешь присутствие всевозможных существ, которых мы не знаем и не видим, слава богу. Мы чужие там, ведь мы, люди, природу только губим.

Так вот, наткнулся я там на батюшку. Мы разговорились, и он позвал меня в свой домик, чайку попить. Домик у него в лесу был. Ему стало интересно – что за художник, зачем приехал, что рисует. А у меня с собой была сумка, с фотографиями грибов, и рисунками разных сказочных персонажей. Как раз я тогда сказки начинал рисовать. Пришли – жаль, что не было у меня с собой фотоаппарата – в избушке его травки висят на потолке, сушатся, как будто не к батюшке попал, а к лесной колдунье какой-то или к лешему. Удивительно! Поил он меня чаем, белым каким-то, на травах. Очень вкусным. Я как в тумане все это помню. Вот мы с ним говорили, о многих вещах. Он меня, как и вы, спросил: "Зачем вы все это языческое пишете?" И я ему то же самое сказал: "Батюшка, вы ведь тоже на этом всем воспитывались! Мы никуда не можем уйти от сказок, ребенок не может вырасти без сказок. А в них всё языческое". В деревнях ведь как: дед рубит дерево и просит прощения у него за то, что срубил. Природа там воспринимается как живая. Это ведь язычество. А потом этот же дед идет в храм. И все это соединяется очень гармонично, и ни у кого не возникает вопроса, что вот это - язычество, а это - что-то другое. Так же и у меня.

И пока общались с батюшкой, я ему тоже рассказывал, что ни ножей, ни кровожадных монстров не рисую, что они вообще не нужны. Только добрые существа, нежные, живущие с нами. В конце концов, этот батюшка меня благословил: "Ну, работайте, сын мой, как вы работаете". И я с этим благословением ушел. И вот прошло много лет, а я все думаю: был ли это батюшка? Что это было-то? (смеется). Все хочу изобразить этот случай необычный.

 

"Россия - сказочная страна"

- Специально ездите в какие-то красивые места, которые вас вдохновляют?

- Каждый год мы с семье ездим путешествовать. Мы ездим по стране – вот, в Вологду, и за Вологду по монастырям, на озера. Там природа вообще другая. В прошлом году были под Питером. Ездим по мелким городам в основном. Вообще, не перестаю удивляться, насколько Россия большая, интересная, богатая, необычная! Столько есть селений, городов, достопримечательностей, о которых мы даже не знаем! Их у нас не рекламируют, как Турцию или Египет. Сколько всевозможных монастырей, святых мест, целебных источников – просто не счесть! Начинаешь открывать такие удивительные места, связанные с историей. Например, года два назад ездили на Плещеево озеро, это в Ярославской области. Очень интересное место – там находился древний русский город Переславль-Залесский, а в XVII веке царь Петр там корабли свои делал, флотилию начинал строить. Само озеро очень необычное – на берегу лежит Синь-Камень, огромный камень весом в несколько тонн. Он был объектом поклонения древних славян, да и до сих пор это место считают святым.

- А вы эти места как находите? Если они не разрекламированы?

- А просто смотрим по карте, выбираем небольшие городишки – они в России удивительные! Стараемся каждый раз, даже если приходится крюк делать, объезжать места, в которых уже были, и посещать новые. Каждый раз новый маршрут. Россия – удивительно богатая страна, удивительно духовная, сказочная, и за границу мне даже не хочется ехать. Да, там своя культура, наверно, для кого-то интересная, но я, видимо, не дорос до этого. У меня жена ездит с удовольствием, а меня вообще не тянет. Я не хочу тратить на это время.

- Где-то приходилось бывать?

- Вот именно, что "приходилось". Я был в Германии как-то, на три недели ездил, после этого я просто болел морально! Я брал туда и акварель, и карандаш, но ни разу не рисовал. Хотя нам много мест интересных показывали, но у меня была такая опустошенность страшная, и внутренняя болезнь какая-то. В душе я себя очень плохо чувствовал, не мог сосредоточиться. Было какое-то жутчайшее разочарование от этой поездки. Мы когда подлетали на самолете к Москве и никак не садились – один круг делали, второй. Я думаю: «Ну хорошо, если погибну, то хоть на родине, в России, а не где-то там, непонятно где» (смеется).

-А вы какое время года больше всего любите? Судя по вашим картинам – зиму или осень.

- Кто ж не любит зиму?! Зима – удивительная пора, в творческом плане особенно. Это что-то необычное, красочное! Я страшно люблю зиму. Но у нас такая природа, что все времена года по-своему замечательны. Осень – тоже нечто. Такие впечатления душевные, хочется писать стихи, музыку, ну и картины, естественно. Весна и лето – тоже свои эмоции вызывают. Но я всегда жду зиму. Когда уже будут морозы скрипучие, пурга – мне это страшно нравится. Слава богу, я не живу на каких-нибудь югах, где только пески, море, и времена года  почти не отличимы.

"Ольгин кот"Когда я переехал в Нижний, знакомые удивлялись: "Как ты мог море бросить и уехать в холодный северный город?" А меня не вдохновляло море, часами мог сидеть на берегу и все без толку…  Да, очень красиво, но творческого заряда нет. Но я приехал сюда, в холод, дождливую погоду, и здесь для меня все началось. Я был очарован! Меня все удивляло: зима, все в валенках, тулупах, шапках, рукавицах… Для меня, приехавшего с юга, это была экзотика, я был поражен всем этим. Походил по Кремлю  - все эти просторы, снег, все это меня так заразило, запало в душу. Если бы не приехал, то не добился бы ничего, о чем мечтал, не смог стать тем, кем хотел. Так что Нижний для меня - это самый родной, самый лучший город. Я здесь как врос, ничего мне не надо, никуда не хочу (смеется).