Леонид Колосов: "Пушкин хорошо ладил с домовым"
Get Adobe Flash player

Леонид Колосов: "Пушкин хорошо ладил с домовым"

В интервью корреспонденту газеты "Полезная площадь" художник рассказал, как обустраивал свою мастерскую, как ее особая атмосфера помогает в творчестве и о том, как жить в согласии с домовыми.

"Мастерская – площадь для творческих замыслов и фантазий"

- Леонид Александрович, что в первую очередь является вашей полезной площадью, наверное, мастерская?

- Она для меня не просто полезная площадь. Прежде всего, это площадь для замыслов и творческой работы. И я особо не задумываюсь над тем, как она выглядит. Раньше я обитал в этом же доме, на этом же этаже, но в другой комнате. Когда же переехал сюда, то после развешивания своих картин, чужое, еще не обжитое помещение стало казаться родным. Картины начинают жить своей жизнью, создавать особую атмосферу, привносить уют. Причем, это чувствуют не только хозяева, но и гости мастерской. Кому-то искренне нравятся картины, их тепло, кто-то открыто льстит, но ко мне все равно приходят часто и совершенно разные люди. Так что, весь внутренний мир мастерской содержат картины.

- Вы обустраивали это помещение?

- Да, мы сделали второй этаж, где сейчас расположен зимний сад и камин, на котором можно жарить рыбу и шашлыки. Хоть за цветами ухаживать и хлопотно, но они оживляют пространство, делают его более веселым, обжитым. Причем, растения здесь растут очень быстро, потому что они тянутся к солнцу, а природный свет у нас падает с потолка. А как приятно сидеть перед камином в окружении зелени холодными зимними вечерами и мечтать, фантазировать!.. Процесс строительства продолжался не один год: мы прорубили наверху дополнительное окно, утеплили его, ведь там был чердак. А внизу у нас только маленькие окошки, напоминающие бойницы.

"Когда-то здесь отдыхали купцы с девицами"

- Получается, основная часть жизни протекает у вас в этих стенах?

- У любого творческого человека мысли, идеи рождаются в особой атмосфере мастерской, а не дома. Здесь формируется отношение к себе, окружающим. Это моя интимная, тонкая, творческая зона, а дома я только отдыхаю, отключаясь и от внутреннего, и от внешнего мира. В мастерской, бывает, сидишь час и ничего не делаешь. Тогда начинаешь заставлять себя работать и говоришь сам себе: "Иначе худо будет!" Причем, многие стараются оградить свою творческую зону от посторонних. Я же приучил себя работать, не обращая внимания на присутствующих людей. Мне удается одновременно говорить и работать, у меня есть замысел, и руки двигаются сами по себе. Мне не мешает ни критика, ни недовольство, ни то, что смотрят на мою незаконченную работу. Хотя многие художники никогда не показывают незавершенную картину: а вдруг сглазят? У нас так много комплексов. Если акцентировать внимание на этих вещах, то работа может и вообще не начаться. Нам всегда что-то мешает в жизни: стрессы на работе, дома, погода. А вот некоторым творческим людям комфортно работается именно дома. Например, к таким относится писатель Елена Грушко (Арсеньева). У меня одно время жил ее пушистый кот Пушкин. Ему было здесь дико интересно, он ходил по балкам и спал, зарывшись в цветы. В итоге буквально через неделю он был уже не белый, а серый от грязи. Он расширял мой творческий мир. И знаете, кот хорошо ладил с моим домовым.

- А у вас есть домовой?

- Домовые есть у всех. И иногда мы с ними пересекаемся, нарушая их покой. Действия домового в прежней мастерской я ощущал более часто и явно. Например, перед выходом из дома я специально проверял, закрыл ли я форточку. По возвращении же обнаруживал ее открытой. А еще у меня часто пропадали вещи. Но если два наши измерения соприкасаются, и человек попадает в запретный для него мир, то для него это заканчивается не очень хорошо. Так что, мы не должны трогать и искать домовых, просто им надо помогать, а они пусть помогают нам. Тогда будет взаимная любовь и согласие.

- У этого дома богатая история?

- Ему 125 лет, и за это время через него прошло очень много судеб. Представляете, сколько в одном месте сконцентрировалось разных аур! До революции в этом доме располагались конторы, потом здесь жили люди. Так что, каждый квадрат мастерской несет свою энергетику. Кстати, этот высокий дом со сквозными арками (ул. Рождественская, напротив Речного вокзала), был построен купцом Блиновым, который профинансировал строительство многих зданий в нашем городе. Вселенные сюда после революции бабушки рассказывали, что наверху, где сейчас разместились мастерские художников, были номера. Видимо, здесь отдыхали купцы с девицами легкого поведения. А потом сюда вселили людей и… забыли про них. Они рожали детей, рубили в коридоре дрова, не было ни газа, ни воды, а туалеты до сих пор остались общими. Похожие дома у нас в городе есть, но этот, по-моему, самый крупный и красивый!

"Картина с грибом напомнила умершего мужа"

- У вас в мастерской много старинных вещей, например, деревянные часы?

- Они до сих пор ходят и даже бьют. В начале 90-х годов люди стали в массовом порядке освобождаться от старинных вещей, а потом спохватились и поняли, что натворили. Так что, эту вещь я приобрел именно в тот период людского помешательства. Знаете, в этом доме была найдена масса старинных вещей. Когда мы делали в мастерской второй этаж, то обнаружили 40-сантиметровый слой обожженной земли, который засыпали еще до революции. Интересно, что здесь, попав на середину комнаты, погибают тараканы. Может, раньше была специальная пропитка для пола или штукатурки? В слое обожженной земли нашли много глиняных мензурок с царским клеймом, баночек, монет. По этим находкам можно выучить всю историю России, а если перекопать весь этаж?.. В конце 80-х годов один живущий в этом доме парень бросил бревно, оно раскололось, и там обнаружились екатерининские бумажные купюры. И он ходил и раздавал их. А когда я для расширения прежней мастерской пропилил стенку, то нашел монету в 3 или 5 копеек 700 какого-то года, которую теперь с гордостью показываю иностранцам и студентам. В те времена на нее можно было купить корову!

- Гости приходят к вам в дом-мастерскую, чтобы приобрести ваши работы?

- Не только. У меня есть возможность фантазировать и выражать свои ощущения через картины. Именно через них я ищу себя, стараюсь понять свою душу. И ко мне приходят разные люди: поэты, писатели, взвешенные иностранцы, нервно-больные. Есть хорошие, нежные, трогательные, смешные люди, а есть и злые. Их аура в мастерской чувствуется сразу же, как ни в каком другом месте. Однажды ко мне пришла женщина с чудовищной личной проблемой: у нее погиб в автокатастрофе муж, да и она сама пострадала. Придя ко мне, она долго смотрела на одну картину с изображенными на ней грибами и потом сказала, что она напоминает ей мужа. Значит, ей эта картина навеяла определенные ассоциации из их жизни. Часто ко мне заходил нервно-больной человек и оценивал каждую картину через свое особое восприятие мира, которое нам, простым смертным, не понять.

- Кого в первую очередь тянет в ваш дом-мастерскую?

- Как правило, это люди с любовными проблемами, потому что если в жизни человека нет взаимной любви, все рушится, он лишен полноценной жизни, радости, стимула. Некоторые рыдают в мастерской, рассказывая о своих бедах.

- Получается, ваша мастерская – это своего рода психологический кабинет, а вы психолог?..

- Психолог здесь не я, а мои картины: они лечат, помогают отвлечься от проблем. Я же могу только выслушать, посочувствовать, посопереживать.

"Нижегородцы похожи на мягких домовых"

- Леонид Александрович, вы помните свой дом детства?

- Я родился в Сибири, в селе Сорокино Тюменской области. И я хорошо помню домик, колодец. Колодец – это символ чего-то загадочного, фантастичного, бездны, воды, тайны его внутреннего состояния. А воспоминаниями о переезде навеян мотив картины с летящими рукавичками. Ведь в 50-60-х годах во время послевоенного массового переселения мы с родителями переехали в Крым, где я и провел свою юность. Когда садишься за мольберт, очень хочется вспомнить ситуации и ассоциации детства, но это выходит не всегда.

- Когда вы приехали в Нижний Новгород, что вас привлекло в этом городе, его атмосфере?

- Первое, что меня поразило, - это Кремль. Я приехал по-летнему одетый, а вокруг был снег. Странно накутавшиеся нижегородцы напомнили мне милых, теплых, мягких, круглых домовых. И хотя распределение у меня было на Украину, я решил, что мое место в этом городе. Меня поразили здешние просторы и старые, все разные, невысокие деревянные домики с дымком из труб, их необыкновенный, прямо-таки космический дух. Живя в Одессе, Керчи, я мог часами сидеть у моря и ничего не рисовать из-за отсутствия вдохновения. А когда я приезжал в этот город, окруженный покрытыми густым туманом деревушками, озерами, березами, то на глазах у меня появлялись слезы. Мне хотелось тут же все описать, охватить необъятность этих просторов. Это был непередаваемый словами восторг от природы, особого духа города. К сожалению, сейчас многие самобытные домики пропадают с лица земли, может, потом мы об этом и пожалеем, но… И сейчас я бегаю и активно фотографирую эти домики, сараи. В них живет душа, любовь его создателей.

- Что для вас значит ваш дом-мастерская?

- Я об этом как-то не задумывался. Я здесь живу, творю, люблю. А фраза типа «Мой дом – моя крепость» кажется мне слишком уж банальной и распространенной.

Газета "Полезная площадь"